Дело Скрипаля: демарш бессилия и новый железный занавес

30 марта, 18:37 Дубровин Денис
Автор
Денис Дубровин Денис Дубровин
Руководитель представительства ТАСС в Бельгии
Профайл автора
"Своим — все, врагам — по закону" — эту максиму, которую приписывают то Франциско Франко, то Бенито Муссолини, демократии Европы в деле Скрипаля с легкостью переплюнули. Решив даже не утруждать себя видимостью соблюдения закона в отношении России, западные страны, любящие порассуждать о верховенстве права во всем мире, с легкостью переступили через собственные базовые принципы. Вопреки презумпции невиновности от Москвы потребовали доказать, что Скрипаля отравила не она. А за неимением доказательств невиновности — назначили виноватой.

Свидетели Солсбери

Подход западных стран больше всего похож не на дипломатию, а на деятельность псевдорелигиозной секты. Тезис о виновности России просто принят на веру, утверждена единая мантра, которую положено повторять всем, совершая обряд высылки дипломатов: "Мы разделяем оценку анализа британского правительства, согласно которой Россия, весьма вероятно, несет ответственность за этот акт, и другого правдоподобного объяснения нет".

А главное, под видом борьбы за европейскую или евроатлантическую солидарность работает полноценный механизм подавления инакомыслия среди своих членов, которых заставляют идти в общем строю.

Ледяная война

Принимаемые против России меры по высылке дипломатов действительно носят беспрецедентный характер, как и кампания очернения в СМИ. Такого мир не помнит даже со времен холодной войны, когда США и НАТО утверждали, что борются с коммунизмом и СССР. Ни коммунизма в понимании тех лет, ни Советского Союза больше нет, а противостояние никуда не делось.

Как выразился глава МИД Сербии Ивица Дачич, в мире "идет уже не холодная, а ледяная война". Медийная кампания против России и синхронный дипломатический демарш коллективного Запада — еще одна попытка наших западных конкурентов доказать (в первую очередь себе и своим гражданам) собственную силу и способность контролировать ситуацию как на своей территории, так и в мире.

Причины происходящего — безусловно внутренние. Но это не только внутриполитические интересы слабого правительства Терезы Мэй, пытающегося отвлечь своих избирателей, в частности, от крайне невыгодного для Лондона оборота переговоров по Brexit. Дело Скрипаля отобразило весь комплекс внутренних проблем и проблему внутренних комплексов коллективного Запада.

Этот инцидент использован элитой США, чтобы не дать утихнуть антироссийской истерии и пародии на расследование вмешательства России в победу Дональда Трампа. Этот инцидент широко используется ЕС и НАТО, чтобы добиться внутреннего сплочения перед лицом внешнего врага, которым пытаются изобразить Россию, параллельно подкрепляя этим тезисом необходимость увеличения до 2% ВВП военных расходов стран альянса.

Наконец, эта кампания в СМИ может быть использована в будущем как инструмент подготовки общественного мнения для любых новых провокаций против РФ — от очередной имитации применения химического оружия в Сирии и попытки нанести удары по правительственным силам и российским войскам там до очередного убийства в "колыбели мировой демократии", которое немедленно припишут "руке Кремля".

Кстати, потенциальный кандидат для реализации второго сценария уже имеется, на сей раз у США. Как и Скрипаль, Родченков уже отработал свою полезность для Запада, но к нему, в отличие от Скрипаля, у России имеются достаточно свежие претензии, и выставить Россию виноватой в этом случае может оказаться даже проще. Судя по попыткам этого персонажа оставаться на плаву в медийной среде, открывая все новые фантастические допинговые заговоры, он уже вполне отдает себе отчет в рисках своего сегодняшнего положения.

Демарш бессилия

Ответ на вопрос, почему такого не было в самые морозные годы холодной войны, — на поверхности. Тогда Запад чувствовал свою силу и уважал равного конкурента, поэтому действия были более сбалансированны и выверенны. Сегодня Запад еще не может справиться с привычкой смотреть на Россию свысока, но одновременно чувствует свою уязвимость и неспособность адекватно, а главное — своевременно отвечать на действия РФ, которые, в силу своего нежелания слушать Москву и понимать российские интересы, воспринимает как враждебные.

Этот демарш предпринят как демонстрация силы в период ее отсутствия

Отсюда постоянные призывы к сплочению рядов и круговой поддержке друг друга. Срабатывает и "генетическая память" нынешнего поколения западных политиков, которые формировались как личности в период холодной войны, а их основная политическая карьера пришлась на время, когда Россию можно было воспринимать как побежденную сторону и не брать в расчет. Высылка дипломатов — очень неприятный и по-человечески болезненный шаг для самих дипломатических работников, но он будет просто парирован ответными мерами РФ.

Этот демарш предпринят как демонстрация силы в период ее отсутствия. Особенно острую реакцию и чувство бессилия у западных политиков и чиновников вызывает неспособность просчитать российские действия, помноженная на высокую эффективность РФ, будь то в Крыму, в Сирии или в собственной экономике. Так, осенью 2014 года, после двойного удара по РФ от санкций и трехкратного падения нефтяных цен, Вашингтон и Брюссель в один голос предсказывали крах российской экономики и были буквально потрясены, когда вместо этого экономика видевшейся им "страны-бензоколонки" лишь несколько просела, а затем вновь начала выправляться. Западные аналитические центры не могут простить русским, что именно прогнозы российских экспертов оказались совершенно точны и по Украине, и по "арабской весне", и по войнам в Ливии и Афганистане.

Популярность России и ее президента среди простых европейцев и американцев — еще одна мишень для пропагандистских усилий Запада.

Новый железный занавес

В информационном поле создается новый, виртуальный, но очень плотный железный занавес. И на этот раз его строят западные страны, так гордящиеся своей победой в холодной войне и разрушением Берлинской стены.

Хотя техника ушла далеко вперед, базовые методы пропаганды остаются прежними — многократное повторение лжи, подтасовка фактов, сокрытие истины. А также жесткая борьба с инакомыслящими или с теми, кто против европейского или евроатлантического единства. От привычки к доминированию в военной сфере, в экономике и медиапространстве Западу отказываться очень трудно, и это понятно. Но поражает, с какой легкостью толерантные борцы за плюрализм мнений готовы отбросить знаменитое изречение Вольтера: "Я не согласен ни с одним словом, которое вы говорите, но готов умереть за ваше право это говорить".

Это уже не в тренде. В тренде теперь ограничивать российские СМИ и высылать в массовом порядке дипломатов. Тех, кто поддерживает диалог между государствами. Другой вопрос, пойдет ли на пользу самому западному обществу такой вираж в отношении своих собственных базовых ценностей и попытки замкнуть свое общество в собственном туннельном видении мира.

Додавливая несогласных

26 марта США заявили о высылке сразу 60 российских дипломатов и закрытии генерального консульства России в Сиэтле. Еще более двух десятков европейских стран, Канада и Австралия решили выслать сотрудников дипмиссий РФ. НАТО сократила состав российской миссии при организации с 30 до 20 человек, а Евросоюз отозвал для консультаций своего посла в Москве. Его примеру последовали Болгария, Люксембург, Мальта, Португалия и Словакия.

На неприсоединившиеся страны оказывается жесткий дипломатический прессинг

Ранее Лондон выслал 23 дипломата из России, а Москва ответила высылкой такого же количества британских. Происходило это все не одномоментно — основная масса заявлений последовала в понедельник, в последующие дни о своих решениях объявили штаб-квартира НАТО и еще несколько государств. На неприсоединившиеся страны оказывается жесткий дипломатический прессинг. Их додавливают как со стороны Великобритании, ведущих стран НАТО, штаб-квартиры альянса, так и со стороны государств, которые выступали против обострения отношений с Россией, но ранее поддались давлению сами.

Их логика крайне проста: мы же пошли на этот шаг ради европейской солидарности, а что сделали вы? В этой ситуации легче удержаться нейтральным государствам, таким как Австрия. Они не входят в НАТО, а значит, на них меньше рычагов давления.

Ситуацию на британской внутриполитической сцене проанализировал руководитель представительства ТАСС в Лондоне Илья Дмитрячев.

Британский козырь

В самой Великобритании с понедельника царило приподнятое настроение. Премьер-министр Тереза Мэй аж дважды выступила по этой теме в Палате общин, а после депутаты получили возможность устроить дискуссию по теме России и угрозе безопасности для Великобритании. Основной смысл высказываний Мэй — весь западный мир объединился вокруг Великобритании, согласившись с ее версией произошедшего в Солсбери.

Такая поддержка очень важна для премьер-министра, вдруг получившей важный козырь. Разыграв его, Мэй разом сумела переключить общественное внимание с темы постоянно буксующих переговоров по Brexit, объединить вокруг себя всю Палату общин и подставить под стрелы критики лидера оппозиционной Лейбористской партии Джереми Корбина, одновременно вернув Великобританию в центр международной политики.

Еще в начале марта, до того, как стало известно об отравлении в Солсбери, главной темой британских новостей было отсутствие прогресса в переговорах с ЕС по Brexit. Невнятную позицию правительства критиковали многие, но прежде всего бизнесмены. Не имея представления о том, на каких условиях состоится "развод", они требовали хоть какой-то ясности.

Правда, справедливости ради стоит отметить, что в марте было объявлено о прогрессе по так называемому переходному этапу — отрезку времени после формального выхода из ЕС, когда Великобритания и ЕС будут действовать так, как будто ничего не произошло. Но даже и этот момент не сравнился по интересу читателей с загадочной, детективной историей в Солсбери.

Победа дома и на выезде

В начале года Корбин сравнялся с Мэй по рейтингу. Как и предупреждали эксперты, провальные выборы в парламент, досрочно созванные в прошлом году Мэй, сильно ослабили британского премьера, сделав ее "хромой уткой" еще в начале своего первого полноценного срока.

Однако призывы лидера оппозиции к чуть более возвышенному подходу к расследованию привели к валу критики в парламенте. В итоге ему пришлось значительно ужесточить свою позицию по России, но в этой роли он все равно выглядит номером два. Его главный политический оппонент сумела очень высоко поднять знамя антироссийской риторики. И представить себе сегодня, что кто-то из британских депутатов позволит себе с ней не согласиться, просто невозможно.

Приход в Белый дом Дональда Трампа заставил заново задуматься о том, насколько особыми продолжают оставаться отношения между Лондоном и Вашингтоном. Да, Мэй была первым иностранным лидером, проведшим встречу с американским президентом. Но на этом ее достижения в укреплении британско-американских отношений, по сути, и закончились.

У Трампа и Мэй много разногласий — например, по климату. Неизвестно, состоится ли ответный визит Трампа в Великобританию. Нельзя записать нынешнему правительству консерваторов во внешнеполитический актив и все более ухудшающиеся отношения с европейскими странами, которые зачастую называют абсурдными британские требования на переговорах по Brexit.

И вот за несколько недель все кардинальным образом меняется. Обвинения в адрес России, оперативное давление на союзников — и вот уже более 20 стран поддерживают британскую позицию. И пусть со стороны некоторых эта солидарность больше напоминает повинность, это не важно — количество мировых столиц, объявивших о высылке российских дипломатов, говорит само за себя. Лондон рад оказаться в центре международной политики благодаря теме отравления в Солсбери. И разыгрывать эту козырную карту за неимением других хороших карт правительство Мэй будет еще очень долго.

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора.
Цитирование разрешено со ссылкой на tass.ru